О прощении грехов

Cтатьи, Психология и саморазвитие

Фрагмент из книги «Здоровье человека. Встреча науки и религии»

Исследуя особенности полевых структур, или особенности нашей души, я пришел к выводу, который поначалу показался мне кощунственным: грехи нельзя прощать, это невозможно. Несмотря на то, что в Библии говорится о прощении грехов, со временем, рассуждая, анализируя и сопоставляя, я пришел к мнению, что на самом деле там написано о другом. Есть привычное понимание, а есть истина. Истины в Библии зашифрованы, их нужно раскодировать. Привычное понимание Библии не соответствует глубинной истине, и я задался вопросом почему. Ответ был прост: три тысячи лет назад, две тысячи лет назад мышление человека было совершенно другим, гораздо примитивнее, эгоистичнее и сильнее зависело от окружающего мира, чем сейчас.

Когда великая истина входит в несовершенное сознание, оно отбрасывает ее, потому что для познания нужны серьезные изменения, а это подразумевает под собой в какой-то степени смерть, разрушение. У людей срабатывает система защиты, и новая, серьезная, глубокая информация, которая может быть смертельно опасной, отторгается. Образ формируется не сразу, а любая новая информация воспринимается через создание образа. На это нужна энергия, которая есть далеко не у каждого человека, вот почему старое всегда конфликтует с новым, боится его и часто пытается уничтожить из страха за себя.

Анализируя то, что написано в Библии, я понял, что практически вся содержащаяся в ней информация зашифрована, скрыта. Новая информация должна постепенно созревать в душах людей, но как выжить великим истинам, которые абсолютно непонятны современникам? Как могли сохраниться и укорениться христианские идеи, которые не были понятны даже иудеям, обладающим великой религиозной системой с 613-ю заповедями, объяснявшей законы мироздания и души. Несколько тысяч лет иудеи впитывали и пропускали через себя эту информацию, и все же даже они оказались не готовы воспринять то, о чем рассказывал Иисус Христос, что говорить об эллинах, язычниках, идолопоклонниках.
Изначально христианство распространялось в восточных провинциях Рима. Говоря «римский император Константин принял христианство», мы забываем о том, что римлян тогда уже практически не было, а «римский император Константин» на самом деле был византийским императором. Именно в Византии христианство набирало силу и, в конце концов, стало государственной религией.

Нельзя забывать, что Византия того времени была римской колонией и греки, живущие на ее территории, называли себя римлянами, как и армяне, и прочие народы. Все они были язычниками и имели соответствующий менталитет.

Выжить в таких условиях новая религия могла только двумя способами: она должна была либо приспособиться под примитивные языческие представления того времени, то есть исказиться, либо зашифроваться, что и произошло, с моей точки зрения. Хотя Иисус Христос говорил, что «молодое вино не вливают в старые мехи», когда нет «новых мехов», новые мысли неизбежно будут соседствовать со старыми представлениями, будут иммигрировать и изменяться, это закономерный процесс. Так я пришел к выводу, что прощение грехов — это нонсенс, и по сути дела оно невозможно.

Читая в моих книгах о том, как люди излечиваются от тяжелейших болезней, многие воспринимают это в привычном религиозном контексте. Прочитал книгу, покаялся, грех снялся, и человек выздоровел.

Я начинал так же: видел деформированные полевые структуры и работал в старых системах, со старыми понятиями и старой системой мышления. Я видел зло, которое нужно было убрать, проводил рукой, поле выравнивалось, и человек выздоравливал. Правда, в тяжелых случаях, при неизлечимых болезнях, я выравнивал поле, а впоследствии наблюдал, как деформации возвращались, и мне было непонятно, почему это происходит.

Передо мной была какая-то загадка, и я часто о ней думал. Я понимал, что можно выходить на более тонкие планы и убирать корни деформации, а для этого нужно в большей степени отрешиться, сконцентрироваться и проникнуть на более глубокие уровни того, что мы называем биополем, подсознанием — того, что мы называем душой.

Итак, я проводил рукой, выравнивал полевые структуры, деформации исчезали, а вместе с ними и тяжелейшие болезни, люди выздоравливали. Однажды я задумался над тем, что если это биополе, подсознание, деформированные чувства, которые я вижу, — и есть то, что мы называем душой или частью души, то, выравнивая руками биополе, я выравниваю душу человека. Поняв это, я ощутил сильную тревогу. Получалось, что я своими руками влезал в души людей, и я явственно ощущал, что это безнравственно, что душа принадлежит Богу, и только сам человек может приводить свою душу в порядок.

В результате я отказался воздействовать руками или мысленно на поле человека, на его душу, потому что независимо от своего желания ты управляешь сначала биополем другого человека, потом его чувствами, а затем и его душой. Управление душой другого человека — это уже дьяволизм, это лишение его возможности обращаться к Богу, и это ведет к деградации души. Да и какое я имею право управлять душами других людей? Я отказался от воздействия руками и стал лечить людей пониманием, объяснением, и это оказалось намного эффективнее, чем любые воздействия руками.

Нужно было понять причину заболевания и объяснить ее человеку, чтобы он начал меняться. Казалось бы, грех можно снять руками, направив на это свою энергию, но на самом деле деформация полевых структур, деформация наших чувств — это не грех, а последствия греха.

Грех — это удаление от Бога, утрата любви в душе. Когда человек прекращает ощущать присутствие Божественной воли, перестает чувствовать, что любовь — это нечто первичное, что душа—это то, что есть на самом деле человек, когда у него исчезает желание выполнять заповеди и менять характер к лучшему, он начинает преисполняться жадностью, завистью, ненавистью. Все это выливается в соответствующие мысли, поступки, и вот тогда поле человека деформируется.

Получается, что, убирая руками проблемы и болезни, я убирал не грехи, а лишь их последствия. Последствия грехов — это деформация поля, это будущие болезни, которые возникают, чтобы человек мог искупить свой грех, это лекарство для души, и когда мы убираем болезнь, а характер человека и его мировоззрение при этом не меняются, то мы только усугубляем его состояние и вводим его душу в еще больший грех.

Когда говорят, что Бог прощает грехи, подразумевают, что Бог может избавить от болезни, ведь воля Всевышнего безгранична. Вот почему когда люди молятся о прощении грехов, то абсолютное большинство из них думает об излечении от болезни, однако это не избавление от грехов, это избавлении от расплаты за грех, снятие защитной функции.

Я задумался над тем, что такое грех. Мышление иудея три тысячи лет назад, понимание того, что такое грех и прощение грехов, неразрывно связаны с пониманием того, что такое болезнь и выздоровление, потому что Бог сказал: «Если вы будете грешить, не станете выполнять заповеди, то вы будете болеть», и когда человек выздоравливал, люди думали, что на самом деле ему простились его грехи. Таким образом, для ветхозаветного человека понятия «грех» и «прощение греха» были неразрывно связаны с понятием «выздоровление». Когда Иисус Христос начал исцелять людей, причем от болезней, которые, как написано в Торе, посылаются Богом за определенные поступки, то люди решили, что он может прощать грехи. Это наивное представление и непонимание того, что такое грех, перекочевало в современное мировоззрение.

Иисуса Христа распяли за то, что он объявил себя Богом, точнее, в представлении людей того времени он объявил себя Богом, но на самом деле это было не так.

Те же люди думали, что Иисус прощает грехи, но и этого тоже не было. Когда ученики Иисуса Христа назвали его безгрешным, он возмутился и сказал: «Не смейте называть меня всеблагим», то есть безгрешным. Всеблагий — значит благой во всем, когда человек грешит, он теряет благо.

«Всеблагий только Бог», — сказал Иисус Христос.

Когда Иисус лечил людей, он помогал им избавиться от последствий греха через ощущение приоритета любви, приоритета души над всем остальным, иными словами, он лечил людей пониманием, любовью, объяснением вселенских законов. Иисус любил людей и излечивал их, помогая им изменить свой характер, но люди того времени не могли этого осознать и поэтому видели в его учении только одно: возможность избавиться от неприятностей и болезней. Это типичный языческий взгляд на вещи, когда главное для человека — его физическое тело, благополучие и здоровье. Ради этого можно и помолиться, и в храм сходить, и поклоняться кому-то — лишь бы избавиться от болезней. Люди увидели только возможность Иисуса Христа совершать чудеса, избавлять от болезней и прощать грехи и решили, что он Бог.

Давайте рассуждать логически. Если Иисус Христос мог снять с человека любой грех, значит, сам человек был ни при чем. Иисус мог прощать, как Бог, любые грехи, стоило лишь махнуть рукой и сказать: «Прощаются тебе грехи», и человек выздоравливал. Но почему тогда, когда человек выздоравливал, Иисус говорил ему: «Вера твоя спасла тебя». Значит, все-таки дело было в самом человеке, и если он верил, если был готов измениться, если любовь для него выходила на первый план, если он начинал ощущать свое Божественное «я» как истинную реальность, то выздоравливал.

Получается, Иисус не прощал грехи, он помогал людям преодолеть внутренний грех, из-за которого они утрачивали чувство единения с Богом и любовь в душе.

С.Н. Лазарев «Здоровье человека. Встреча науки и религии», стр.107-113