Почему «синий кит» опаснее «синего отца»?

Cтатьи, Общество

Как ни странно, в Казахстане все пошло по собственному сценарию и он совсем не про детский суицид.

Все началось в мае прошлого года. В «Новой газете» вышел материал о так называемых группах смерти в социальной сети Вконтакте: «Синий кит» и f57. Материал вызвал неоднозначную реакцию: журналисты определили материал как фэйковый из-за необъективности и спорности доказательств, родители изошлись в истерике о вреде интернета и социальных сетей, а силовики на проблеме детских суицидов получили индульгенцию на право мочить сети. В феврале 2017 года эта же тема получила развитие в Казнете. Facebook снизошёл до обсуждения в Вконтакте, темой прониклись новостные сайты, которые не могли пройти мимо публичного обсуждения и не набрать просмотров своих материалов.

Ни одного подтвержденного случая

В «расследовании» «Новой газеты» говорилось о 130 самоубийствах подростков из-за участия в «смертельных играх» во Вконтакте. Эта цифра не проверялась, а главное, как оказалось в последствии, не подтвердилась. Да, часть подростков, совершивших суицид, состояли в группах, посвященных этой теме, но связь здесь обратная — ребенок, которого посещали мысли о самоубийстве, склонного рассматривать такой сценарий возможного окончания жизни, скорее всего, и вступит в группы смерти. Ребенку с нормальной психикой там будет неинтересно, даже скучно. Например, подростки с активной физической нагрузкой не состоят в группах «ЭМО» или «Готов», у них скорости восприятия мира разные. Иначе говоря, у детей все просто — либо разделяешь, либо нет. А модных течений и направлений настолько много, что одиноким и не социализированным в сети не останешься.

Как ни странно, в Казахстане все пошло по собственному сценарию и он совсем не про детский суицид. Неизвестные издания запускают несколько новостных заметок, в которых говорится о том, что группа «Синий кит» (почему-то именно это название укоренилось в сознании населения, хотя их несколько) довела нескольких девушек до самоубийства. Причем проверялась эта информация или нет, никого не интересует, потому что процесс уже пошел. Люди кинулись на амбразуру интернета. Инфантильные взрослые, отрываясь от экранов собственных смартфонов, начинают усиленно следить за своими детьми, пишут посты в своих — взрослых социальных сетях, силовики мониторят страницы и группы и «спасают» бедных школьников и школьниц от суицида, закрывая все новые и новые «группы смерти». В общем, полная гармония: дети живы, а взрослые чувствуют, что позаботились о будущем молодого поколения. Апогей наступает тогда, когда силовики ответственно заявляют: «В связи с тем, что социальные сети находятся на зарубежных технических площадках, действенными мерами является блокирование доступа к таким ресурсам».

К сожалению, всё далеко не так просто. Существуют исследования, согласно которым социальные сети могут повлиять на суицидальное поведение человека. При этом ученые оговариваются, что соцсети могут оказать влияние лишь на тех, кто уже находится в группе риска. Об этом же говорит и психолог, психотерапевт и член Международной федерации коучинга Вахтанг Джапаридзе: «Социальные сети не могут вызвать желание покончить с собой. Речь идёт, скорее, о том, что это служит триггером. У человека уже сформировались внутри причины, по которым он хочет уйти из жизни, а подобные вещи могут лишь ускорить принятие решения. Но никак не внушить ему мысль о том, что он зря живёт».

ЕНТ убило больше детей, чем «Синий кит»

По официальным данным, Казахстан лидер по детским суицидам. Минувший год даже при высокой базе показал рост количества покончивших с собой детей. Чаще всего, из жизни уходят подростки 15-17 лет, на них приходится 60% самоубийств. В одном из исследований ООН говорится, что подобные всплески происходят в периоды социально-политических сдвигов. И похожая ситуация, например, наблюдалась в конце 80-х, начале 90-х, когда разваливался СССР.

«Если вдуматься, то поколение, которое сейчас в группе риска, рождено в штормовые годы социальной неустроенности. Это были первые годы их жизни, когда формировалась психика. Они очень подвержены деструктивному влиянию», — констатирует Вахтанг Джапаридзе.

К тому же не надо забывать и о том, что казахстанские дети и подростки часто идут на этот крайний шаг и просто из-за излишнего давления. Если забить в поисковую строку Google «покончил с собой из-за ЕНТ», то можно увидеть далеко не один случай. Правда, почему-то единое национальное тестирование до сих пор блокировать, как социальные сети, никто не собирался.

Синдром Вертера

Есть еще один важный нюанс. Когда СМИ поднимают шумиху вокруг самоубийств, тем более якобы объединенных одной идеей, они могут спровоцировать и других людей. Так называемый синдром Вертера, который назван в честь героя романа Гёте, покончившего с собой, действительно существует. Первая подобная волна суицидов прокатилась по Германии в конце XVIII века, когда роман активно распространялся.

Открывший этот феномен социолог Дэвид Филлипс исследовал и более поздние случаи. Он обнаружил, что число самоубийств значительно возрастало на протяжении недели после истории о суициде, освещенной в новостях.

Википедия, к примеру, приводит интересный случай. В Австрии, где в 80-е годы XX века чрезвычайно выросло количество самоубийств в метро. В 1987 году Венский Центр Кризисной помощи совместно с сотрудниками Венского метрополитена пошли на своеобразный эксперимент: решили больше не освещать факты «смерти на рельсах» или, по крайней мере, не «раздувать» из них сенсации, уделяя данным происшествиям минимум внимания. Уже через месяц количество самоубийств в метро снизилось почти в 3 раза. С тех пор в австрийской прессе действует запрет на освещение подобных трагических событий.

А еще подражатели появляются и после того, как по собственному желанию покидает этот мир кумир миллионов, например, так было с Мэрилин Монро и солистом группы Nirvana Куртом Кобейном.

«Я бы не занимался тиражированием этой информации, — говорит Вахтанг Джапаридзе, — Нельзя таким вещам придавать, конечно, характер массового явления. Есть большое количество индивидуальных случаев, которыми нужно заниматься отдельно по факту и профилактированием по факту».

Это, конечно, не значит, что государство срочно должно запретить СМИ писать о самоубийствах, но вещи, которые публикуются в последнее время, вполне могут дать сигнал людям любых возрастов, которые не решались свести счёты с жизнью. И это нужно иметь ввиду.

Синий кит всё равно вернётся

Сейчас, когда всеобщее возмущение прошло, когда СМИ посчитали посетителей, пользователи Facebook получили свои лайки и репосты, есть смысл задуматься о другом.

Да, тема самоубийства, а особенно совершенного детьми и подростками, очень пугает. Это совершенно непонятный, тёмный и страшный процесс — что же должно произойти с человеком перед роковым днем?

Психолог Вахтанг Джапаридзе называет причины: «Предпосылки могут сформироваться еще во время внутриутробного развития. Когда ребенка не хотят, или женщина пытается прервать беременность. То есть человек еще не родился, а ему уже внушали, что ему жить не стоит. Еще в семейной психотерапии есть такое понятие, как «выделенный пациент». То есть человек, в котором какая-то проблема выражается, у него какие-то поведенческие проблемы. Тогда нужно заниматься всей семьёй, и когда терапевт начинает лечить, становится понятно, что проявление проблем у одного — это результат того, что происходит внутри семьи. Поэтому если количество детских суицидов большое, то нужно смотреть на систему воспитания. Я бы больше в этом направлении работал. Потому что родителям нужно дать понимание, через какие возрастные кризисы проходит их ребенок, и какие задачи он решает в это время. К сожалению, у нас исчезла система воспитания как таковая. Просто дать детям материальный комфорт и хорошее образование недостаточно. Нужно еще позаботиться и о том, чтобы у ребенка или подростка были чёткие ценностные ориентиры, которые позволяли бы в сложных ситуациях делать правильный выбор. Делать выбор в сторону жизни, а не в сторону смерти».

Синий отец

Очевидно, что корень зла лежит далеко не в социальных сетях — игры о синих китах, тихих домах, точном времени самоубийства являются, скорее, выбросом того негатива, скопившегося в душах у искренних «игроков», которые это делают не ради какой-то минутной популярности или лайков. В досетевые времена дети находили поддержку в подвальных коморках у сверстников. Дети с разными характерами компенсировали страшные желания. Сейчас легче найти сторонников идеи. Но как тогда, так и сейчас, дети невероятно жестоки, но куда более жестоки родители. Насилие, которое пронизывает наше общество, уже не поддается описанию. То тут, то там рассказывают о сексуальном давлении на детей в семьях, а мы слышим только слабые отголоски реальности. Социальное неравенство, алкоголь, нищета, безразличие окружающих превращают немалую толику семей в сосредоточение насилия, оно процветает и в части благополучных семей. Да, объект, может быть, не ребенок, но давление на одного из родителей сказывается на состоянии «цветах жизни» не лучше.

К сожалению, наше общество незрелое, необразованное и очень одиозное. Найти мнимого врага извне для него куда проще, чем пытаться разобраться в тонких материях толерантного сосуществования. Неприязнь иного образа мысли накладывает печать «УЯТ» на все незнакомое, непонятное, неизвестное, при этом даже попытки изучить явление не предпринимается. Результаты «синей эпидемии» могут быть куда более плачевными. Единственный неконтролируемый источник информации, может быть, закрыт, и все только потому, что мамашкам ежедневный труд не нужен, на нем печать мученика не заработаешь. Нужен подвиг. Годами замечая проблему, стыдливо закрываясь от цифр и фактов, они ищут коня или горящую избу. Только получается, что здорового коня заводят в огонь, а потом наблюдают процесс и радуются.

Денис Кривошеев
Источник: zakon. kz

Добавить комментарий

один × один =