Тайна дома Шиндлера. Как на самом деле жил и умер спаситель евреев

Cтатьи, История

Жизнь не кино. После «финальных титров» всем известной истории про «Список Шиндлера» этот разорившийся на спасении евреев богач спился и умер в нищете. Лишь единицы в курсе, где в Кракове стоит его ныне заброшенный особняк. И только я один понял, как в него пролезть.

Давайте посмотрим, чего лишился Шиндлер и откуда на стенах дома до сих пор несмываемые красные пятна.

Сила американского кинематографа — снятый в 1993 году «Список Шиндлера» обеспечивает стабильный поток туристов по шиндлеровским местам даже спустя 25 лет! Так сегодня выглядит проходная бывшей фабрики эмалированной посуды в Кракове, очередь начинается ещё на улице!

Долгие годы после войны этот старый завод на Липовой улице в краковской промзоне продолжал работать, меняя владельцев и арендаторов, и никому до него не было дела. Пока Стивен Спилберг не снял свой фильм, до Оскара Шиндлера и его подвига было дело лишь спасённым им евреям. Чтобы спасти 1200 человек, промышленник потратил всё состояние и раздал все ценности, подкупая немецких офицеров и чиновников.

Тот, кто бывал в иерусалимском музее Холокоста «Яд Ва-Шем» знает, как много было людей, прятавших и спасавших евреев во время Второй мировой, но именно фамилия Шиндлера стала нарицательной.

С тех пор, как открылся музей на месте фабрики, попасть туда невозможно, билеты нужно покупать за несколько дней через интернет, на месте всё сметают в момент.

Буквально за углом, на соседней улице с фабрикой есть неприметная двухэтажная вилла, потемневшая от времени и забвения.

Именно здесь жил настоящий, не киношный Оскар Шиндлер с 1939 по 1944 год. После того, как фабрику вместе с работниками эвакуировали в Чехию, здание опустело и позже перешло к новым владельцам. Польская «Википедия» даёт скупую справку о том, что здесь находится мастерская по изготовлению ёлочных игрушек. Это же подтверждает вывеска «wyróbozdobchoinkowych» на доме.

Вот только внутрь попасть непросто: дом обнесён стеной, на воротах нет никакого звонка. Обошёл его по кругу и решил, что вилла вообще заброшена — так неухожено и облезло она выглядит. Но вернувшись на улицу, я столкнулся с пожилым усатым мужчиной, выходившим из калитки. Я спросил можно ли заглянуть внутрь на 5 минут. Тот ответил, чтобы я вернулся назавтра в 9 утра, и тогда он всё покажет. Мы разошлись, и только потом я сообразил — завтра суббота.

Следующим утром я вернулся к вилле Шиндлера, не особо рассчитывая на успех. Но в десять минут десятого давешний мужчина, в самом деле, подъехал к дому. Он был явно не рад тому, что я вернулся, но ведь обещание было дано. «На пять минут! Заходи!» — сказал он.

Покормив огромную немецкую овчарку и закрыв её в гараже, хозяин дома Шиндлера пустил меня внутрь.

Дом почти забыл своего прежнего обитателя, да и сколько их было за 80, а то и целую сотню лет, год постройки неизвестен.

Некоторые элементы интерьеров, несомненно, остались со времён войны, и лестница ещё помнит шаги «герра директора».

Внутри — хоть шаром покати. Пусто. Нет больше никакого производства ёлочных игрушек, хотя нынешний хозяин подтвердил, оно здесь было. Теперь у него небольшая столярная мастерская в пристройке, а сам дом не используется.

На осмотр дома у меня реально было пять минут. Хозяин ходил за мной из комнаты в комнату и терпеливо ждал, пока я снимаю. Потом сказал «час!» — пора.

Все попытки узнать, что будет с домом дальше ни к чему не привели, он не говорит на английском, а я слишком плохо знаю польский.

Сам же Шиндлер закончил свои дни в полной нищете, страдая от алкоголизма и депрессии. После войны он так и не смог реализовать себя. Он растратил деньги, которые ему дал Американский еврейский комитет, а затем, в 1948 году, переехал в Аргентину, где пытался разводить нутрий. Потом он вернулся в Германию и купил там цементный завод, рабочие которого невзлюбили Шиндлера именно за спасение евреев во время войны. Этот завод обанкротился.

Оскар Шиндлер умер в 66 лет. Он размышлял над очередной поездкой в Израиль – всего он побывал там 17 раз. Израиль был единственным местом в мире, где он был желанным гостем и где благодаря субсидиям еврейских организаций и подаркам от спасенных им людей, которые организовали для него Фонд Шиндлера, мог и пообедать, и поужинать. Отверженный своим миром, но не теми людьми, которым он помог, «герр директор» скончался в доме супружеской еврейской пары Старр, которые приняли его у себя в доме и заботились до самого конца. Следуя завещанию, его похоронили на католическом кладбище в Иерусалиме.

Настоящий Шиндлер отличался от экранного, да и сама жизнь, в отличие от кино, не всегда заканчивается хэппи-эндом. Но переоценить то, что он сделал, просто невозможно. Потому что тот, кто спасает одну жизнь, спасает весь мир. И имя его не забудется в веках.

Источник: https://macos.livejournal.com/1723263.html