Невозможность прогнозов: чем нам грозит 2017 год?

Cтатьи, Главный материал, Общество

Цифры могут стать выше, но на самом деле доходы населения стремительно сокращаются.

«Государство изымает у населения всё больше, а отдаёт всё меньше, завязнув в программах развития. Так, штрафы из карательных мер превращаются в источник пополнения бюджета. Конечно, это скрывается, но очевидное уже настолько вероятно, что за фиговым листом заботы о народе не спрячешься».

Это было написано в начале ноября прошлого года, а это — чуть раньше, в декабре 2015: «В 2016 трезвость будет нормой жизни. Общество начнет задаваться вопросом: а где деньги, которые мы так успешно зарабатывали десять лет? Оглянитесь вокруг! Они в помпезных домах, в бессмысленных офисах с людьми, выполняющими ненужные функции. В машинах, что ездят по нашим улицам. В бордюрах и асфальтах, в одеждах престижных и непрестижных брендов, что тысячами тонн лежат в магазинах и в ваших шкафах. В украшениях, которые мы покупали, в угощениях, которые мы раздавали. Какая разница теперь, сколько стоит тенге, бензин, квадратные метры, доллар? Цена им ровно столько, сколько за них смогут заплатить.

Доходов нет, зарплатам расти не с чего. Огромная часть населения не формирует добавленной стоимости. Пенсионеры, дети, студенты, бюджетники классические и силовики, работники большинства квазигосударственных компаний, банковские клерки, рекламные агенты, водители. Сфера обслуживания. Торговля, которая на всем на этом паразитирует. В конце концов, зэки и безработные всех видов. Все это буйство красок похоже на «доминошки», стоящие на качающемся бюджетном столе. Конечно, есть еще человек и малый бизнес — он останется единственным источником доходов государства, и оно непременно этим воспользуется, подняв до небес налоги. Даст ли это эффект? Вряд ли».

Мы в 2017. Прогнозировать уже ничего не нужно. Пришло время фиксировать события, которые происходят в обществе, ведь все уже предопределено. К примеру, ситуация с пенсионным фондом и хищением из него 5 миллиардов тенге. Как пишут эксперты, ЕНПФ создавался как средство против хищений и нелепых сделок, направленных на вывод капитала, но с самого начала было понятно, что сама пенсионная система провальная, у кого бы в управлении она бы не находилась. Ее прародители давно уже почили и превратились в тлен, а наши чиновники даже не поинтересовались, что случилось и каким может быть будущее накопительной старости.

А ведь именно коррупция и обесценение национальной валюты привело к банкротству Чилийской пенсионной модели много лет назад. Более того, сначала там тоже были частные фонды, и надежда развить фондовый рынок, а в конце — национализация и фиаско. Нужно понимать, что несмотря на рост активов их стоимость сократилась вдвое, а начисленные доходы не перекрыли даже инфляцию. Думаю, что недолго осталось до принятия государством решения национализировать ЕНПФ и вернуться к солидарной системе. И вместе с этим сотрутся следы неудач.

История с временной регистрацией — это тоже не про заявленное, не про безопасность и борьбу с террором, это про деньги, которых в стране стало катастрофически не хватать. В свое время самым высоким налогом в США был рентный налог, он доходил до 80% от получаемых государством налогов. Элиты нового света жили на ренту, земли и собственность были сконцентрированы в руках малой части населения. Соответственно, высокие налоги порождали высокие цены, и власти Штатов вынуждены были отказаться от такого подхода, дабы дать шанс развиваться бизнесу.

Результат мы видим, а Казахстан сделал шаг в обратную сторону. Сделал его по-своему, но параллельно с Россией, где деньги уже кончились. Там провели кадастровую реформу, смысл которой прост — сравнять оценку государства и рынка, соответственно увеличить налоговые поступления от жилого и земельного фонда. Сегодня они мизерные, но как только базу переоценят, доходы вырастут на порядки. Следующим этапом станет дифференцированный налог, этакий вариант налога на роскошь, смысл которого прост — чем больше у тебя квадратных метров или соток, и чем более они элитные, тем выше налоги. Казахстанские власти пока боятся идти таким путем, потому как в ее недрах и сидят главные владельцы и земель, и недвижимости, а значит, справедливый подход может больно ударить по их личному бюджету, так что все внимание направили на арендный рынок.

Посуточные и почасовые квартиры — вот где рассадник заразы во всех смыслах, но там много денег государство не заработает, к тому же это огромный источник коррупционной ренты, ведь все «нехорошие квартиры» давно на учете и под присмотром, а вот арендаторы — это благодатная почва для пополнения бюджета. Кроткие, запуганные, бесправные, приехавшие в города не от лучшей жизни, они будут стоять в очереди, регистрироваться, попадая тем самым под дополнительное налогообложение. Ведь хозяева не будут платить из своего кошелька — они просто повысят аренду на сумму налогов. При этом существующая налоговая система не позволяет ставить затраты на аренду на вычеты, следовательно, это станет еще одним акцизом, только на право проживания в городах без собственного жилья.

Кстати, об акцизах — они тоже растут, причем с невероятной быстротой и это явно не во благо потребителя. Алкоголь, сигареты, бензин. Идут разговоры об акцизе на минеральную воду и так называемые вредные продукты. Повышается стоимость коммунальных услуг, появляются платные парковки, и вот-вот въезды в город станут платными. Повышаются и просто налоги, всем известно, что вместо обещанного налога с продаж понижают порог по НДС для индивидуальных предпринимателей, повышаются на 5% выплаты в пенсионный фонд, появляется страховая медицина, на которую также нужно добавить 5%. При этом никаких реформ по росту эффективности систем не проводится. Это все изъятия, так что ни роста реальных зарплат, ни существенного повышения пенсий и пособий ждать не стоит. Цифры могут стать выше, но на самом деле доходы населения стремительно сокращаются.

И своеобразным венцом происходящего можно считать трагедию в поселке под Карагандой. Рухнул дом, говорят, был взрыв. Центрального отопления нет, и люди согревались так, как могли и как умели. Таких домов в стране тысячи, и все они приходят в негодность, большая их часть также отключена от центрального отопления. Когда их строили, рассчитывали на 50-60 лет эксплуатации, и они прошли. За многие годы «хрущевки» ни разу не ремонтировались. Во времена перестройки, когда весь этот шлак приватизировался, объекты должны были передаваться новым собственникам после капитального ремонта, но кто бы его сделал. Если учесть, что почти 80% жилого многоквартирного фонда у нас 50-60-х годов постройки, то над страной нависла колоссальная угроза.

Да и это далеко не всё — большинство действующих промышленных объектов строилось тогда же. Все эти ТЭЦ, заводы, фабрики, ГОКи и прочие предприятия по-настоящему ни разу не ремонтировались, любые попытки модернизации обходятся в миллиарды долларов, за примером далеко ходить не нужно — на ум первым делом приходят три отечественных НПЗ. И если учитывать износ всего промышленного потенциала, то страна в глубоком минусе. Мы здесь не говорим о коммуникациях, изношенных на 80% процентов и больше похожих на бомбу с взбесившимся часовым механизмом.

Упавшая нефть и сократившиеся государственные доходы, как и предполагалось, перенаправили точку силы на собственное население. Но вот какая штука — непонятно, за что нам предлагается платить, ведь и так сумма государственных изъятий из дохода среднестатистического гражданина доходит до 60%, а жизнь при этом становится все хуже и хуже. Лечиться и учиться негде, зато есть коррупция, низкий уровень безопасности и очень сомнительные перспективы роста. Сейчас уже не до прогнозов — всё и так слишком очевидно, остаётся только наблюдать за происходящим.

Денис Кривошеев

Добавить комментарий

16 − три =