Искусство – это отражение внутреннего мира

Cтатьи, Персона 1 697 Екатерина Куминова

Возможности современного художника безграничны. Это доказывает на своем примере Юсуф Крыкбесов. Этот творческий человек руководит студией медитативной графики и живописи в г. Щучинске, обучает молодёжь изобразительному творчеству. В интервью Юсуф Жагирапович рассказал о живописи, эстетике, вдохновении и современном искусстве.

– Что для Вас является настоящим искусством?

– Как известно из советских времен определение искусства – это форма общественного, индивидуального сознания. Однако, сознание – это не то, что детерминировано мозгом человека, сознание имеет более тонкую природу. Искусство для меня – это, то что исходит из внутреннего мира из глубин, сознания, а если более точно, то искусство – это проявление сознания, сверхсознания и элементов Абсолютной истины. Известный русский философ Николай Бердяев, когда-то, давая определение понятию культура, сказал: «Культура – это форма самопознания Абсолютного духа». Поэтому искусство, как часть культуры, выражает аспект абсолютного Духа. Это и есть настоящее искусство, а не отражение объективной реальности, как это было в советское время. Конечно, форм искусств много, язык искусства многообразен, но в отличие от других видов деятельности человека искусство мыслит образами, в отличие от науки. Наука мыслит силлогизмами, а искусство – образами. Образы – это есть архетипическое понятие, которое исходит из глубин неосознанности.

– Что искусство может дать человеку, никак не связанному с этой сферой?

– Человеческая природа такова, что человеческие качества делятся на три уровня. Первый уровень (низменный) – это уровень полуживотного состояния. Людям, находящимся на этом уровне не до искусства.

Второй уровень, это уровень человеческих страстей. Такие люди подвержены влиянию своих чувств и бесконечных желаний, связанных с наслаждениями материального характера. Такие люди, потребляют искусство как часть своей гедонистической жизни. Искусство воспринимается ими для украшения жизни и имеет декоративно-украшательский характер. Например, интерьерная живопись или искусство, как продукт бизнеса. Если ценности и смысл сосредоточены на материальных аспектах жизни, то конечно таким людям не до истинного искусства. У них есть другие приоритеты: деньги, слава, богатство.

Третий уровень, можно назвать высоким уровнем. Люди, относящиеся к этому уровню, находятся на уровне тонких вибраций, их называют благородными людьми, людьми культуры. Они чувствуют искусство как потребность. Без искусства, без музыки, без литературы, без живописи и прочих видов искусств они не представляют свою жизнь. Когда искусство воспринимается как потребность – это и есть тот высший уровень восприятия искусства. Для таких людей и создают свои произведения деятели искусства: художники, поэты. Они – есть главные потребители искусства. Такому человеку искусство дает ощущение катарсиса (перерождение, очищение). Фактически искусство – это ступень к духовности. Например, музыка – это то, что нельзя выразить словами, поэзия – это образы, которые охватывают широкую сферу бытия, также это относится и к живописи.

Наше сообщество в Вконтакте. Подпишись, чтобы быть в курсе новостей!

– Сейчас популяризация искусства и его истории занимает существенную нишу в образовательной сфере. Необходимо ли современному зрителю как-то готовиться к общению с искусством?

– Современное искусство облагораживает человека, если он предрасположен и готов к восприятию искусства, такова природа человека. Никакими образовательными мероприятиями и посещениями музеев нельзя человека приобщить к искусству. Можно, как говорится, продемонстрировать показную сентиментальность, но душу глубоко это не затрагивает.

– Как можно объяснить ценность искусства человеку, который был в музее один раз?

– Существует понятие ценностей. Ценность – это приоритетные смыслы человека, то, что для него является наиболее важным. Это касается всех аспектов жизни. Ценности многообразны, поэтому ценностные ориентации многое определяют в жизни человека. Попытаться объяснить ценность искусства человеку, который был один раз в музее конечно можно. Бывает так, что человек уже готов к открытию в себе мира искусства. Как сказал Николай Бердяев: «Искусство – форма самопознания истины». Его надо познать.

– Каковы, по Вашему мнению, перспективы развития искусства?

– Искусство сейчас от профессионального уровня постепенно переходит к самодеятельному. На сцену выходят люди, которые не имеют специального образования, и своим творчеством достигают больших высот. Талантливых людей на сегодняшний день очень много. Например, казахстанский диджей Иманбек, не имея музыкального образования, сделал экспромтом ремикс на песню Saint Jhn «Roses». К удивлению многих профессионалов, он получил в этом году музыкальную премию «Грэмми», первую на постсоветском пространстве. Разве это не удивительно? Сейчас много художников, которые продают свои картины на Запад, минуя выставки и критиков, через интернет-магазины. Искусство становится доступным для всех желающих. Конечно, профессионалы будут играть ведущую роль, но искусство будет меняться и станет легким, доступным. Каждый человек может быть человеком искусства. Я преподаю интуитивную живопись, и могу сказать, что любого ребенка или даже взрослого человека можно легко вывести из кокона обусловленности стереотипами реалистического мировосприятия, особенно в живописи и музыке. Искусство никогда не умрет. Заниматься творчеством сегодня очень перспективное дело.

– В чем Ваша личная мотивация проводить обучение и просвещать публику?

– Есть известное произведение индуизма «Бхагавад-Гита». Там говорится в одной из глав: «Лучше заниматься своим делом несовершенно, чем заниматься чужим делом в совершенстве». Это ни к чему хорошему не приведет. В каждом из нас заложена определенная предрасположенность к своему истинному предназначению. Кто-то изначально имеет склонность к определенным видам творчества, поэтому меня мотивирует, прежде всего, моя природа. Я с детства любил рисовать. Моя мама почувствовала, что я на этом поприще найду свое призвание. И посоветовала учиться рисованию. Я поступил на художественно-графический факультет Карагандинского государственного педагогического института. Окончив его, к удивлению близких людей, я не стал заниматься профессиональной художественной деятельностью, хотя преподавать черчение и рисование пришлось в школе и техникуме. Но большую часть трудовой деятельности я был далёк от творчества. Для меня более интересной стала комсомольско-партийная работа. Долгое время занимал административные должности в различных сферах образования. Однако, природа взяла свое. После выхода на пенсию я вернулся вновь к изобразительному искусству. Так что моя мотивация – моя природа, то есть мое предназначение. Если человек нашел свое предназначение, то тогда и будет мотивация.

– Когда Вы работаете, думаете ли о том, для кого и для чего пишите картину, понравится ли она зрителю?

– Очень интересный вопрос. Если художник пишет для зрителя, то цель для него становится главным мотивом. Но меня захватывает сам процесс, результат и цель появятся сами собой. Если человек очень увлечён процессом, то он забывает о зрителе. Это просто самовыражение, поток внутреннего и эмоционального состояния, наслаждение, гедонистический кайф. Я говорю обычно своим ученикам и коллегам: «Вы не думайте о зрителе. Наше дело – это выразить себя, а зритель найдется». Хотя, казалось бы, зритель – главный человек любого творчества, все всегда подстраиваются под его вкусы и запросы. Если мы будем подстраиваться, то всегда будем стараться угодить зрителю, а этого бы не хотелось делать. Опыт показывает, что свой зритель всегда найдется. Элитарное искусство – это небольшое круг людей. Они тонко чувствуют надвигающиеся изменения в мире искусства, их тенденции. Конечно, приятно иметь хотя бы одного такого зрителя, чем тысячи зрителей поверхностного уровня. Так что не зритель, а мы сами должны стать центром своего внимания. Нас должны волновать наши чувства, эмоции, душевное состояние. Если это проистекает спонтанно, без рационализма, то есть без смысловой нагрузки, то это более естественное искусство. Когда-то Раджниш Ошо, известный индийский мистик, философ 20 века говорил: «Нужно стать пустым – бамбуком, чтобы через нас проходило дыхание Бога». Вот как нужно работать настоящему художнику. Интересно его второе выражение: «Чем меньше в произведении искусства личности художника, тем талантливее произведение».

– Думаете ли Вы о теме будущей выставки, когда работаете?

– Конечно, выставки – это важная часть любого творчества. Однако, мы тематических картин не пишем. Рисуем то, что заказывает наша душа. Мы самопроявляемся, самовдохновляемся самим процессом. Мы не тематическое сообщество, мы спонтанно-интуитивное искусство. Темы определяются по результату. Смотрим на картину и потом придаем им смысл: даем название картинам и так далее. Наименований может быть несколько, также некоторые картины могут и не иметь названия. Такие композиции делал русский художник Василий Кандинский, наш первый абстракционист.

Мы в Instagram! Подпишись, чтобы быть в курсе новостей!

– Бывает ли у Вас мистическое чувство, что что-то направляет Ваше воображение и кисть?

– Вся проблематика нашего современного искусства заключается в том, что в нём мало мистики. Мистика – это что-то тайное, непознанное, неосознанное. Мистический опыт – это духовный опыт, но если мистический опыт касается творчества, то тогда появляются шедевры. К такому искусству люди тянутся неосознанно. Просто: сочетание каких-то случайных линий, пятен, штрихов, мазков, а в результате получается какая-то мистика. Поэтому, мистика сейчас играет большую роль в искусстве. Чем больше творчество обусловлено мистическим чувством, тем талантливее произведение. Воображение и кисть – это всего лишь инструменты. Конечно, все происходит в сфере воображения, но воображение само является производным мистического чувства. Наша интуитивная живопись – это сплошная мистика.

– Кто или что является Вашим вдохновением?

– Вдохновение может появиться в процессе преподавания, берешь кисть, и оно само актуализируется, проявляется и начинается процесс. Если говорить о личностях, которые меня вдохновляют, это самые близкие люди – коллеги, жена, дети, внуки, друзья, знакомые. Особенно самый близкий человек – жена. Она всегда подскажет, восхитится, она также является первым оценщиком. Вдохновение приходит само собой, без особых усилий. Некоторые говорят, что талант – это 99% труда и 1% таланта, я с этим не согласен. Талант в каждом из нас в латентной форме существует всегда, нужно просто его проявить. Для этого нужно успокоить наш ум, выйти из сознания двойственности и прийти в мистическое состояние, когда ум абсолютно отключен.

– Что способствовало Вашему увлечению абстрактным стилем?

– Это получилось само собой, когда я вернулся к занятиям живописью. Мои коллеги, приблизительно такого же возраста, как и я, ограничились реализмом. Я почувствовал каким-то непонятным образом, что реализм себя изжил. Ранее я преподавал мировую художественную культуру, живопись, этику, эстетику и знал, что есть периоды, когда одни формы культуры сменяются другими. Известный мыслитель 20 века Питирим Сорокин – профессор американского университета, выходец из России, уехал еще в те далёкие годы и стал известным социологом и культурологом. Он в своей книге «Социокультурная динамика» пишет, что все виды, типы культур проходят три этапа. Первый этап называется идеациональным или духовным. Он сравнил это с древнегреческой архаикой или с средневековым мистическим искусством, особенно духовным.

Второй этап – классическая форма, называется идеалистическим видом искусства. Это период классики самого высокого уровня, когда гармонизируется материальное и духовное. Например, классика Древней Греции эпохи Перикла, эпоха Возрождения времён Леонардо да Винчи, Рафаэля. А вот Джотто или Симоне Мартини, возрожденческие художники Италии, сочетали в себе больше мистического, больше духовного идеационального.

Третья форма – это чувственная форма культуры, когда мы оперируем только данными восприятия наших органов чувств. Чувственная культура переживает тоже свои этапы. Абсолютный натуралистический реализм – есть высшее проявление чувственной культуры. Чувственная культура щекочет нервы и чувства такими вещами, которые возбуждают некоторые сферы нашей психики. Особенно в чувственной форме культуры появляется эротизм и прочие «измы», которые доходят до крайних форм. Вот это и есть формы искусства чувственности. Сейчас она понемногу изживает себя, и опять на её смену приходит идеациональная, духовная культура. Первым предвестником этого является абстрактное искусство. Один известный российский искусствовед выразился: «Высшим проявлением живописи является абстракция». Мне понравилось его выражение, потому что действительно абстрактное искусство выражает не конкретику, оно не бьет по нервам, оно заставляет человека углубиться в себя.

– Расскажите о работе студии медитативной графики и живописи.

– Эту студию я веду уже несколько лет на благотворительной основе для молодых людей, которые приобщились к искусству. Мы провели уже много выставок городских, областных. Сейчас готовимся к выставке в Нур-Султане, которая будет проведена в октябре, и к международной выставке по линии Евразийской Творческой Гильдии (Лондон) в сентябре.

Медитативную графику и живопись некоторые называют правополушарными, а мы называем просто медитативной или интуитивной. Медитация – это есть процесс отключения ума, мыслей и эмоций. Великий французский философ Рене Декарт говорил: «Я мыслю, следовательно, я существую». Перефразирую более корректно: «Мне мыслится, следовательно, я существую», потому что мысли к нам приходят из космического резервуара Вселенского интеллекта. Мысли разнообразны, некоторые беспокоят, другие радуют. Когда мы прибываем в волнении, мысли рождают в нас эмоции. Эмоции можно назвать волнами ума. Когда мы успокаиваем эмоции, у нас наступает ментальный штиль, который мы называем медитацией. По сути, медитация – это созерцание, отстранение от ума. Медитация – это наблюдение за своими мыслями и эмоциями как бы со стороны. Во время медитативной живописи мы отключаем ум и мысли, полностью погружаемся в это медитативное состояние тишины. Это дает нам состояние «дыхание Бога», так можно метафорично выразиться.

– Многие начинающие художники сталкиваются с невозможностью воплотить свои идеи в жизнь. Натыкаются на нехватку ресурсов, опыта и времени. Как можно адаптировать свои идеи под свои возможности?

– Идеи и замыслы нас не интересуют. Что такое идеи? Идеи – это какое-то желание, совокупность мыслей. Я советую своим ученикам не думать об идеях, не навязывать что-либо своему спонтанному проявлению природы в процессе творчества. Идея придет потом, вначале нужно эту мысль отбросить. Это в традиционном искусстве сначала – идея, замыслы и только потом воплощение. Ресурсы приходят из внутреннего мира человека, вместе с вдохновением. Не нужно адаптировать свои возможности под идеи. Идея является последним этапом творчества. Парадокс – это одна из характеристик гениальности, поэтому мы не ищем смыслов и идей.

– Что бы Вы пожелали молодым художникам?

– Все художники, которые закончили вузы, училища или школы искусств – это люди, которых подготовили себя к вчерашнему дню, то есть к реалистическому искусству. Я бы им порекомендовал отбросить всё, чему их учили. Советую вырваться из рабства социальных заказов, запросов и выгоды. Сначала проявите себя, свои истинные таланты, а деньги, успех, слава придут сами собой. Это я доказываю и на своем опыте. Я уже два года состою в Евразийской Творческой Гильдии, центр которой находится в Лондоне. Гильдия даёт выход на международную арену. По итогам прошлого года я вошел в ТОП-25 лучших евразийских художников гильдии. Все работы художников были выставлены на Лондонский аукцион, и я попал в четверку продаваемых художников. Одну из моих картин купил западный любитель живописи. Для меня важно, что я в струе вкусов западного зрителя. Из Казахстана я один попал в такую когорту. Своим примером я показываю, что не нужно бояться.

Дерзайте! Свобода – это самое востребованное качество художника, свобода от всякой обусловленности. Если Вы будете свободны – Вы будете настоящими творцами.